За краем нефтегазового горизонта

Рейтинг инвестиционной активности в России показывает: в среднесрочной перспективе у нас нет ненефтегазового будущего. До сих пор основная бизнес-идея страны – добыча углеводородов, и это парадоксально, потому что уже давно экономически выгодны совсем другие проекты. Основные инвестиции в стране по-прежнему идут в добычу нефти и газа – десяток мейджеров обеспечивают больше половины всех капитальных вложений крупного бизнеса. Однако в остальных отраслях явно чувствуется дефицит инвестиций. В зоне особой опасности – промышленность. Не вложившись в нее сейчас, мы рискуем потерять перерабатывающую отрасль как таковую. Стране остро нужны диверсификация производств, любой бизнес, кроме нефти и газа. Пусть это будет уголь, чугун, медь, лес – любой бизнес, способный перетянуть на себя инвестиционное одеяло и создать подушку безопасности на будущее. Еще лучше, если это будет выпуск товаров народного потребления – автомобилей, электроники, мебели, одежды. Совсем хорошо – производство высокотехнологичных станков, самолетов, нефтегазовых платформ.

Дефицит инфраструктуры

По оценкам компании McKinsey, для поддержания инфраструктуры России в рабочем состоянии совокупная стоимость инфраструктурных активов должна составлять в среднем 70% ВВП – это минимум. Если инфраструктурных активов меньше, тормозится экономический рост. Те страны, у которых эта доля ниже (например, Бразилия, Россия, Индия, США), должны наращивать инвестиции в инфраструктуру. Рыночная стоимость инфраструктурных активов составляет около 60% ВВП. Сейчас львиная доля инвестиций в основное строительство идет в нефтегазовую отрасль – более 55% всех вложений, которые делают российские компании. Еще 23%  - инвестиции в инфраструктуру: железные дороги, транспорт, энергетику, сети (трубопроводные и телекоммуникационные), порты и аэропорты. Оставшиеся 22% - ненефтегазовая промышленность и потребительские сектора: уголь, металлы, химия, обрабатывающие производства, торговля, перевозки и т.д. Это та самая ненефтегазовая реальная экономика.

При этом одна лишь «коммуналка» (инфраструктура российских городов) требует 10-15 трлн рублей инвестиций, и эти вложения могут быть коммерческими и возвратными. Такая же ситуация почти с любым другим сектором промышленности, не связанным с нефтью и газом. От угля до прилавка – почти все сектора в последние пять лет находятся в состоянии инвестиционного сна и требуют вложений. И это очень плохо для наших перспектив. Реализация инвестиционного цикла в современном мире занимает от восьми до десяти лет. До трех лет уходит на согласование и утверждение инвестиционного проекта, четыре-пять лет – непосредственно инвестиционная фаза, и еще год-два – вывод проекта на мощность. А сейчас крупных инвестпроектов в ненефтегазе и инвестиционной фазе очень и очень немного.

Хорошо на инвестиционных рельсах стоят, пожалуй, лишь телеком и розничная торговля. Смог разогнаться «Росатом», консолидирующий в себе целое направление, от добычи руды до продажи электроэнергии. Есть задел у некоторых угольщиков (СУЭК) и производителей удобрений («Еврохим»). Но это единичные примеры. Говорить о сколько-нибудь активном инвестиционном процессе не приходится, а это значит, что через пять-десять лет хозяйство страны будет намного беднее, чем сейчас.

Если говорить о нефте и газе, то там все более или менее хорошо, объем вложений даже нарастает. Однако тут зреет другая проблема: сам сектор теряет рентабельность. Это верно по отношению ко всем проектам, за исключением «НоваТЭКа» и Якутского ТЭКа, - это две газовые «дойные коровы», демонстрирующие отличную рентабельность как по отношению к капиталовложениям, так и к выручке: собственники выбрали стратегию максимального возврата инвестиций. Близки к ним по эффективности «Роснефть» и «ЛУКойл», скупающие свои акции на бирже и выплачивающие дивиденды. А вот «Газпром» методично из года в год наращивает затраты, однако рентабельность этой крупнейшей корпорации заметно снижается, и окупаемость ее вложений может вызывать вопросы уже в среднесрочной перспективе.

Ряд факторов: постоянно присутствующие политические риски, невозможно высокая внутренняя цена денег, отсутствие комплексной, страновой перспективы развития хозяйства – приводит к тому, что компании, независимо от того, государственные они или частные, предпочитают стратегию минимальных вложений при супермаржинальности. Самую большую отдачу на инвестиции на пятилетнем горизонте (отношение CAPEX за пять лет к EBITDA в 2017 году) показывают строители (группа ЛСР), транспорт (аэропорт Шереметьево), порты (Новороссийский торговый порт и «Усть-Луга Ойл»), угольные компании («Распадская», «Мечел»), химические предприятия («Уралхим», Башкирская содовая компания), водоканалы (Санкт-Петербургский и Московский). Судя по тому, какую долю в выручке этих предприятий составляет прибыль, можно смело говорить, что эти компании работают на дефицитных рынках. И, похоже, это те точки роста, на которые стоит обратить внимание как потенциальным инвесторам, так и государству.

Источник: журнал Эксперт №42, октябрь 2018г.

Вход на сайт

Логин

Пароль

Забыли пароль?

Вход на сайт

Логин

Пароль

Забыли пароль?


Оставьте отзыв о портале.



Напишите, что Вам не понравилось в объявлении или пользователе.